Директор Авдеевского коксохима: «После того, что мы пережили, трудно чего-то бояться»

Директор Авдеевского коксохима: «После того, что мы пережили, трудно чего-то бояться»

21.01.2019

Авдеевский коксохимический завод (АКХЗ) ​​- крупнейшее коксохимическое производство в Европе. Предприятие, входящее в группу «Метинвест», главным акционером которого является Ринат Ахметов, расположено в Донецкой области - всего в нескольких километрах от линии фронта. Поэтому за годы войны на востоке Украины более 300 мин упало на территории завода, 12 заводчан погибли, двое из которых непосредственно на рабочем месте, а само предприятие 15 раз оказывалось на грани полной остановки, некоторые из его печей находились в консервации более 30 месяцев.

Однако за последний год предприятию удалось не только сохранить производство кокса, но и выйти на довоенные мощности. Генеральный директор завода Муса Магамедов в эксклюзивном интервью Радио Свобода рассказал, как несмотря на напряженную ситуацию и запрет торговли с неподконтрольными территориями, предприятие смогло этого добиться.

- Господин Магомедов, как завод работал в 2018 году?

- В целом прошедший год был хорошим. Нам удалось вывести из консервации последнюю батарею. Правда, работу не всех печей удалось восстановить. Сейчас из 65 печей работают 35, восемь находятся на капитальном ремонте, другие ждут своей очереди. Чтобы ввести их в полноценную эксплуатацию нам нужно полгода-год.

- Сколько кокса сегодня производится на АКХЗ в день?

- В среднем, сейчас мы производим 9300 тонн в сутки доменного кокса или 10 тис. тонн валового. Этот показатель выше даже, чем тот, с которым мы вошли в период начала боевых действий. Сейчас работают все цеха, все структурные подразделения. Штатная численность на сегодня 3750 человек, имеем небольшой управляемый «недоштат».

- Все же, объясните, как несмотря на запрет торговли с неподконтрольными территориями Донбасса удалось восстановить довоенные мощности производства? Ведь до 2017 года основным источником поставок угля были шахты группы компаний «Метинвест», расположенные именно по линии разграничения.

- Действительно, с начала блокады в Донбассе завод полностью перешел на американский и австралийский уголь, а также украинский с подконтрольных территорий. Так продолжается до сих пор. Некоторое время из-за сложной логистики мы не могли выйти за пределы производства 500 печей в сутки. Потому что у нас сразу возникали проблемы то с вывозом кокса, то наоборот с завозом угля. Однако сейчас нам удалось решить этот вопрос.

- Повлияла блокада Керченского пролива на работу АКХЗ?

- Если говорить конкретно о работе нашего производства, то - нет, не повлияла. Это связано с тем, что уголь из Америки и Австралии идет к нам через Одесский морской порт. Однако морская блокада повлияла на себестоимость и конкурентоспособность других компаний нашей компании, грузы в которых шли через порт в Мариуполе.

- Как из-за этого изменилась себестоимость производства сейчас?

- На самом деле, наши прямые и самые главные конкуренты на рынке - это русские. По сравнению с ними мы находимся в совершенно неконкурентных условиях. Это связано и с логистикой, и с доставкой, и со стабильностью.

С начала блокады в Донбассе ситуация не улучшилась, морская блокада еще добавила сложностей. Все это влияет и на конкурентоспособность, и на объемы производства. Но мы не сдаемся!

- В декабре 2018 на заводе вновь зажгли факел автоматического газосбросного устройства, который местные жители называют еще «Байконуром». Что это означает для завода?

- Это значит, что сейчас мы работаем на полную мощность. Он погас, когда произошла первая крупная остановка из-за боевых действий, и после этого мы его не включали. Ведь больше завод не выходил на такие мощности, чтобы был избыток коксового газа.

Когда факел погас, для меня наступила настоящая тьма. Я очень ждал, когда мы сможем его снова зажечь, потому что он внушает надежду на лучшее.

- Недавно на заводе была запущена трубчатая печь для разогрева смолы, аналогов которой в Украине нет. Расскажите, насколько на заводе уделяется внимание воздействия производства на экологию в регионе?

- Если не уделять внимание экологии, то экология сама возьмется за нас. Поэтому основная цель капитальных ремонтов коксовых батарей - это обеспечить герметичность кладки дверей, чтобы не было газировки. А в трубчатой ​​печи работают уже другие принципы очистки. По сравнению с той печкой, которую она заменила, выбросы сократились на 90%. 

Поэтому, я считаю, что строительство этой печи было и экологически, и экономически правильным решением. Вообще, за последние 5 лет на модернизацию производства и экологические программы мы направили почти миллиард гривен.

- Мощная эскалация в начале 2017 обнажила все слабые места инфраструктуры Авдеевки. Прежде всего, речь идет о газо-, электро- и водоснабжения. Или с того времени удалось решить эти проблемы, ведь они касаются также и производства?

- Из этих трех основных проблем, по сути, у нас осталась только одна - это водоснабжение. Строительство двух ЛЭП завершили в 2017 году и с электроснабжением города сейчас проблемы нет. Что касается газа, то хотя строительство газопровода в Авдеевку было затянутым, теперь вопрос газоснабжения также снят. А вот водоснабжение на сегодня остается самой большой проблемой как для города, так и для завода. И в этом направлении, пока, быстрого решения нет.

Вода для населения идет через ДФС (Донецкая фильтровальная станция - ред.), Которая расположена непосредственно на линии фронта. Поэтому, возможно, эта проблема будет иметь место пока будут продолжаться боевые действия.

Для понимания, если газопровод и ЛЭП построили примерно за одинаковую стоимость - 34 миллиона и 33 миллионов соответственно - то водопровод может стоить около 250 млн гривен. Но самое главное - это время, которое может пойти на строительство.

- Как вы оцениваете возможность реинтеграции Донбасса?

- Я все еще надеюсь, что найдется политическое решение, и война в Донбассе закончится, а Донецк как был Украиной, так и останется.

Я очень надеюсь, что люди смогут работать там, получать достойную заработную плату, как это было до войны. И самолеты будут летать из Донецка. Я в это верю. Правда, веры становится все меньше. Но без нее нельзя: если не верить, то все вообще теряет смысл.

- Считается, что из-за президентских и парламентских выборов 2019 год будет непростым для Украины. Есть ли у вас опасения, что политическая ситуация может повлиять на работу АКХЗ?

- После того, что мы пережили здесь в Авдеевке, вообще сложно еще чего-то бояться. Да, будут президентские, парламентские выборы, возможны изменения. Но по сравнению с тем, когда через город и завод проходит линия фронта - это все не страшно.

Авторы:

Анастасия Магазова
Андрей Дубчак

Фото:

Андрей Дубчак


Все публикации