СКМ в прессе

Виктория Корогод, «Украина»: Мы больше вкладываем в производство, но контролируем стоимость сетки

31.08.2018

Источник: Детектор-Медиа

Детектор-Медиа

Руководитель телеканала «Украина» — о новом телесезоне, осторожности в художественном переосмыслении войны на Донбассе, обмене контентом с конкурентами и деньгах украинских и американских налогоплательщиков для коммерческих вещателей

Виктория Корогод, «Украина»: Мы больше вкладываем в производство, но контролируем стоимость сетки

Когда год назад мы встретились с не так давно назначенным руководителем телеканала «Украина» Викторией Корогод, чтобы записать интервью о новом телесезоне, то вопрос о достигнутом первом месте в рейтингах формулировали осторожно: не является ли он ситуативным следствием временных слабостей конкурентов? Год спустя телеканал сохранил лидерские позиции и в данный момент сложно представить причины, по которым он мог бы их потерять в короткой перспективе: даже запланированные на ближайшее время значительные изменения во внешней среде либо нейтральны для вещателя (как полноценное введение языковых квот), либо положительны (как отключение аналога).

Это не значит, что за прошедший год телеканал не сталкивался с неудачами: были и премьерные проекты с невысокими цифрами, и скептическая оценка со стороны коллег по рынку в рамках «Телетриумфа». Последние упрекали телеканал в том, что он не производит сложных проектов и налегает на футбольные трансляции. В ответ «Медиа Группа Украина» снова выиграла тендер на показ самых масштабных матчей УЕФА и не отказалась от дотошного подхода к производству развлекательного контента, в рамках которого ей случалось переделывать проекты, которые «не зашли» с первого раза. О новом телесезоне, осторожности в художественном переосмыслении войны на Донбассе, обмене контентом с конкурентами, деньгах украинских и американских налогоплательщиков для коммерческих вещателей и о многом другом «Детектор медиа» поговорил с Викторией Корогод.


Виктория, я бы хотела, чтобы мы сегодня поговорили об осеннем сезоне на вашем телеканале, а также о том, как проходил год с момента нашего предыдущего интервью. Что из ранее запланированного у вас получилось, что — нет? И как это повлияло на ваши решения, касающиеся нового сезона?

— Многое изменилось. Если говорить о приоритетах, то мы продолжили развитие сериального направления как основы эфира канала «Украина». В 2018 году в нашем эфире — 920–930 часов сериальных премьер. Половина — это день и прайм-тайм будней, половина — выходные дни. В этом году мы рассмотрели много новых идей и уже заходим в производство новых сериалов для дневного эфира. Прайм мы продолжаем развивать, укрепляя сотрудничество с продакшенами: наши постоянные партнеры — это Film.ua, «Украинская продакшн студия», Star Media, Filmstream, также работаем с «Паноптикумом», Art Forms Production, Mamas Film Production и многими другими.

У нас есть еще одна сильная амбиция — развивать развлекательный продукт. Весной мы создали департамент развлекательных проектов, который возглавил Анатолий Сябро, привлекли Геннадия Витера в качестве музыкального продюсера. И первые результаты вы уже видели — прежде всего, это концерт, приуроченный к финалу Лиги чемпионов в Киеве, который мы провели 19 мая и 26 мая показали в эфире. Как официальный транслятор матчей УЕФА мы постарались максимально обогатить такое событие, как финал Лиги чемпионов. Конечно, мы переживали, потому что в этот период в Киеве было много мероприятий, в том числе бесплатных — День Европы, например. Мы пригласили выступить мировую звезду — Джона Ньюмена, — понимая, что хоть это и яркий, но не факт, что любимый исполнитель зрителей канала «Украина». Но мы исходили из масштаба основного события, и все остальное старались делать на том же уровне. Концерт прошел прекрасно, в пике его пришли послушать до 35 тыс. посетителей. И в эфире его смотрели отлично — мы постарались таким образом выстроить всю сетку того дня, включая новостной продукт, концерт и финал Лиги чемпионов, чтобы они были четко связаны одной идеей.

В июле мы провели второе событие — концерт «З Днем народження, Україно!», посвященный празднованию Дня Независимости, телеверсию в эфире зрители увидели 24 августа и оценили нашу работу. Шоу «З Днем народження, Україно!» стало лучшей программой на ТВ в этот день, причем по всем основным аудиториям. Планируем сделать концерт и на Новый год — наверное, это будет самое масштабное для нас мероприятие.

Тоже уличное?

— Нет, скорее всего, на Новый год оно не будет уличным. По крайней мере, пока мы не рассматриваем его как такое, но окончательная концепция еще не принята.

Его вы тоже покажете в записи? Не будет прямоэфирной трансляции?

— Нет, прямой эфир мы точно не планируем. Хотя, может быть, прямоэфирные включения и будут.

А билеты на свои концерты вы не собираетесь продавать?

— В короткой перспективе — нет. Мы не концертное агентство. Посмотрим, как со временем будет развиваться направление.

Согласитесь, все-таки есть разница: снимать продукт (в студии, на натуре) или делать большое культурно-массовое мероприятие. Это оправдано с точки зрения затрат? Вы делаете что-то большое, дорогое, показываете его один раз, оно длится часа два, нет продолжения истории, привыкания зрителей к героям — то есть нет классической телевизионной логики.

— Если мы будем делать такие продукты регулярно, то возникнет и привыкание зрителей к праздникам на канале «Украина». Чтобы укреплять лояльность зрителей, надо их все время чем-то удивлять. Также мы заинтересованы в расширении охватов. Шоу «Ліга зірок», которое мы транслировали 26 мая, было хорошим примером того, как пусть точечно, но нам удалось привлечь более молодую, активную аудиторию, в том числе мужскую, и киевлян.

Важно ли для вас, что вы при этом взаимодействуете с офлайновой аудиторией?

— Конечно. Надеюсь, что через год мы с вами снова встретимся и я буду вспоминать какой-нибудь четвертый или пятый концерт. Пока их прошло два, но мы в течение этих концертов изучали аудиторию, проводили опросы.

Возвращаясь к новому сезону и нашим планам: мы продолжаем развивать продукты для дневных слотов и будней. Осенью выходит второй сезон нашей прошлогодней премьеры «Свекровь или невестка». Это сильный турецкий формат Rivals-in-Law, но мы его еще на старте заметно переработали, адаптировали под себя и свою аудиторию. И сейчас, ко второму сезону, мы снова внесли ряд изменений в ранее принятую концепцию. Например, мужчина раньше был пассивным наблюдателем непростых отношений между его мамой и женой. Сейчас же он будет занимать более активную позицию в разрешении конфликта, формировании новых отношений.

Мы продолжаем развивать сериалы для слота 18:00. Если вы помните, в прошлом году мы приняли решение о его жанровом «разбавлении»: если раньше в нем были только мелодрамы, то сейчас мы транслируем уже и процедуралы, и заходим в детективные линейки. В прошлом году мы показывали «Лікар Ковальчук», в этом году заявили второй сезон этого сериала в осеннем 18-часовом слоте. Также ближе к началу зимы готовим премьеру — детективный сериал «Входите без звонка». Заходим в производство для весеннего эфира «Місія: краса — 2» — мейковера по нашему формату, который прекрасно прошел весной 2018-го. Продолжаем работать с юмором — братьями Шумахерами. В общем, ищем, производим, транслируем. Сейчас в производстве у нас, наверное, порядка 40 сериалов для прайма.

В начале разговора вы сказали, что в этом году у вас выйдет 920–930 часов премьерного сериального контента. Год назад вы говорили, что планируете снять 500–550 часов. Вы так сильно перевыполнили свой план?

— 500–550 часов — это был план на пик-праймовые премьеры. Да, мы продолжаем активно развивать свою сетку. В следующем году мы хотим заявлять еще больше премьерных продуктов для 18-часового и дневных слотов. Если же говорить о прайме и выходном дне, то объем останется более-менее тем же.

Больше производство — значит, выше и затраты?

— Нет. Мы сейчас больше вкладываем в производство, но жестко контролируем стоимость сетки. Мы не можем себе позволить более дорогую сетку, потому что компенсировать эти расходы особо нечем. Мы точно понимаем, что производимый нами продукт идет на замещение другого, стоявшего ранее.

Сегодня закупного продукта остается совсем немного. Стратегическая цель, которую мы себе поставили изначально — развивать собственное производство. Это уникальная возможность создать продукт под аудиторию.

Сколько закупного продукта осталось в эфире? 10 %?

— В процентах мне сложно сказать, но действительно немного. Закон о языках, который вступает в силу с 13 октября, накладывает определенные ограничения на закупной продукт с точки зрения языка трансляции. Поэтому мы уже закупаем очень небольшие объемы продукта на вечерние и поздневечерние слоты — СSI, пакет Universal, «Женский доктор — 1,2».

Знаете ли вы, что на рынке «Медиа Группу Украина» иногда называют группой, власть в которой захватили финансисты? Говоря так, хотят покритиковать, но мне кажется, что это еще и комплимент. Он касается того, о чем вы говорите: оценки затрат на сетку, всех подобных рациональных моментов.

— Да, мы все считаем. (Смеется.) Если много лет занимался арифметикой, то это уже инстинкт. Но мы, вообще-то, не единственные финансисты, захватившие власть на телеканалах, насколько я помню, и у Локотко, и у Бородянского есть финансовый бэкграунд.

Осенью телевизионный рынок ждут два главных события: отключение аналога и уже упомянутое вами внедрение полноценных квот на украинский язык. Во время продления цифровых лицензий в Нацсовете Виктория Сюмар сказала, что именно телеканал «Украина» был тем вещателем, по просьбе которого ввели льготный период на внедрение языковых квот. Правда ли это?

— Это была общеиндустриальная необходимость. И именно к индустрии народные избранники в итоге прислушались.

С 19 августа программа «Сьогодні. Підсумки з Олегом Панютою» начала выходить на украинском языке. Почему вы украинизировали этот выпуск новостей только сейчас? Ведь другие ваши новости перешли на украинский язык раньше.

— На реализацию любого решения нужно время. Мы говорим не об отдельном продукте, а о том, что канал «Украина» планомерно в течение последних полутора лет переходит на украинский язык, начиная с утренних и дневных слотов в будни. Возьмите того же Лешу Суханова, который выучил украинский язык и в этом году полностью перешел на ведение на нем. Если говорить о «Сьогодні. Підсумки з Олегом Панютою», то мы же не просто перевели программу на украинский язык: мы обновили концепцию проекта, поменяли его название.

В чем была причина такой вашей логики украинизации — от утренних слотов к праймовым, от будней — к выходным? Вопрос был в производственных моментах или в том, что вы хотели осторожно приучить свою аудиторию?

— И то, и другое. Конечно же, производственные мощности ограничены. Мы сталкивались со многими проблемами. Одна из них — нехватка сценаристов, которые могут писать на украинском языке, причем не только на классическом, но и на колоритном, разговорном. Кстати, мы провели много тестирований: какой язык зрители воспринимают, какой отторгают. Бывали ситуации, когда к идеальному классическому украинскому языку зрители относились с осторожностью. Еще одна проблема — актерский состав, который может органично играть на украинском языке. И, конечно, зрителей тоже надо было приучить.

На Одесском кинофестивале (ОМКФ) вы презентовали новый праймовый сериал «Кто ты?» Почему он снят на русском языке? Мне кажется, я догадываюсь о вашей логике: сериал для прайма должен быть лучшего качества, а значит — дороже, а значит — рассчитан не только на украинский рынок…

— Продажа за рубежом контента собственного производства является одной из наших стратегических задач. И этот сериал мы, конечно же, тоже хотим продавать. Плюс в нем снимались, в том числе, русскоговорящие актеры. Я очень надеюсь, что сериал будет одной из самых успешных премьер нового сезона. Поэтому именно его мы и показали на ОМКФ. Когда мы отбираем сериал на ОМКФ, то делаем это не по принципу языка, а выбираем качественный продукт. Снимает его Анатолий Матешко, производит «Украинская продакшн студия». В главной роли — дочь нашего выдающегося футболиста Олега Кузнецова. Это интереснейшая детективная история.

В каких слотах у вас останется контент на русском языке?

— Мы — законопослушный субъект предпринимательской деятельности, действующий в рамках украинского законодательства. В каких слотах закон нам разрешит это делать, там и будем его использовать, не больше. При этом те слоты, которые уже переведены на украинский язык, на нем и останутся.

Сколько проектов вы подали на патриотический питчинг?

— На подготовительном этапе мы проанализировали много собственных заявок и заявок, которые нам предложили внешние продакшны. И отобрали те из них, которые, с одной стороны, соответствовали критериям Министерства культуры, а с другой — интересны зрителям канала «Украина». Мы подавались рядом заявок с разными продакшенами, и три из них успешно прошли питчинг: 12-серийный сериал «Сага», который подавала компания «Три-Я-Да Продакшн», а также 8-серийная «Мішень Антихриста» и фильм «Щедрик», который будет производить Андрей Ермак, причем с привлечением поляков. Я думаю, наше влияние в этих продуктах будет видно, потому что в случае с производством мы всегда выступаем с позиции активного сопродюсера.

Насколько нетипичны для вас эти проекты? Почему понадобились государственные деньги, чтобы их снять?

— Я не могу сказать, что совсем нетипичны. Но если говорить о сериалах, то, наверное, без государственных денег мы бы на это не пошли. Наш канал работает на интересы своих зрителей. Поэтому предлагать им продукт, который совсем не соответствует их ожиданиям, с нашей стороны было бы странно. Просто это истории, которые больше говорят не только о людях, но и об Украине и событиях в ней, о какой-то позиции. Тот же «Щедрик» — это уникальная история о жительнице Западной Украины, которая в конце 1930-х годов взяла на себя ответственность за детей-сирот разных национальностей из разных семей. Ярчайшая история. Для меня это отличный пример патриотического кино. Но хочу подчеркнуть, что мы не планируем рассчитывать в своей деятельности на государственные деньги и не считаем, что коммерческие каналы должны существовать в той или иной мере за счет бюджетных средств. Для нас как производителей контента важнее понятные и предсказуемые правила ведения бизнеса, которые устанавливаются именно на уровне государства.

Вы покажете эти проекты в 2019 году?

— Покажем, как только успеют произвести. Если успеют произвести в 2019-м, эфир будет в 2019-м. Конечно, для таких продуктов мы будем подбирать специальные даты.

Еще о специальном контенте. Недавно вы показали два документальных фильма: «Будинок “Слово”» и «Процесс. Российское государство против Олега Сенцова». Как я понимаю, результатами показа вы довольны. Будет ли у вас больше документальных фильмов, и будете ли вы их ставить не ночью?

— Прежде всего хочу вас удивить: ночные слоты показывают очень хорошую динамику. И мы сознательно ставим туда серьезные публицистические проекты, в том числе и собственного производства. Наша программа «Контролер» эффективно работает именно в позднем слоте, когда приходит именно ее аудитория.

Мне сложно ответить на вопрос, больше или меньше у нас будет документальных фильмов в ближайшее время. Подобные проекты нельзя мерить количественно. Все-таки это уникальный, штучный продукт. Мы рассматриваем все заявки и по мере того, как отбираем, ставим в эфир. В том числе и сами производим: вспомните «ДНК», «Звичайні зомбі», «Код нации». В этом году мы готовим продолжение «Звичайних зомбі» — «Звичайні зомбі — 2». Если все получится, то планируем показать его 14 октября. И уже есть заявка на «Звичайних зомбі — 3».

Я знаю, что вы очень внимательно относитесь к изучению мнения потребителей: в частности, тестируете в фокус-группах сериальный контент — и персонажей, и сюжет, и даже названия сериалов. Вы так тщательно подходите к каждому сериалу? Или мне попался такой кейс?

— Мы тестируем на соответствие ожиданиям зрителей не только сериалы, но и программы — все новые длинные проекты. Каждую четырехсерийку, конечно, не тестируем. Причем тестируем не только в фокус-группах.

Приведите, пожалуйста, пример решения по поводу контента, которое вы приняли, увидев, что ошибались.

— Возьмем ту же «Свекровь или невестку». Мы ее тестировали, учли замечания. Произвели продукт, поставили в эфир. Его показатели не соответствовали нашим ожиданиям. Мы сняли продукт с эфира. Отправили повторно на фокус-группы, еще раз проанализировали первые и вторые результаты, выявили допущенные ошибки, переделали продукт. Поставили в эфир три-четыре месяца спустя — перемонтированные уже показанные серии и новые — и на этот раз он прекрасно прошел: выдержал первое место в слоте.

Точно так же мы, к примеру, тестировали «Місію: краса», первый и второй сезон «Лікаря Ковальчук». Первый сезон сериала не очень зашел, хотя идея хороша и мы по-прежнему в него верим. Поэтому было важно проверить наши гипотезы в тестовых группах. Причем в тестировании участвовал не только канал, но и команда продакшена: важно, чтобы не только у нас было знание аудитории, но и у творческих команд, которые производят продукт. Посмотрим, правильно ли мы все сделали на этот раз — сериал скоро в эфире.

Недавно я говорила на эту тему с Максимом Кривицким с канала «2+2». Я понимаю, что «2+2» некорректно сравнивать с «Украиной» в силу размеров, но поскольку «2+2» тоже снимает много собственного продукта, я у него спрашивала: тестируют ли они его таким образом, как описываете вы. И он ответил, что «2+2» не может себе этого позволить, потому что продукт идет в эфир буквально со съемочной площадки.

— Да, это вопрос финансовых и прочих возможностей. Но для топовых каналов такой подход необходим.

Я думаю, что у каждого продюсера, который снимает что-то о Донбассе, ваш канал возникает первым выбором, когда он думает о медиаподдержке. Правда ли, что вы очень разборчивы в том, какие фильмы на тему Донбасса поддерживать, и чаще отказываете, чем соглашаетесь? И каким сейчас должен быть фильм на эту тему, чтобы вы его поддержали? Какие месседжи он должен транслировать? Я поясню на примере, с чем связан мой вопрос. На ОМКФ в этом году показывали «Донбасс» Лозницы. И он вызвал у разных зрителей противоречивые чувства. Мне кажется, он разделяет людей в зависимости от взглядов. А для общенационального телеканала важно, чтобы его контент хорошо воспринимали разные люди. И, насколько я знаю, продюсеры фильма обращались к вам за медиаподдержкой, но вы им отказали.

— Как раз «Донбасс» Лозницы мы поддержали: рассказали о премьере фильма в рамках освещения Одесского кинофестиваля, в других наших сюжетах, посвященных развитию украинского кино. Тема Донбасса постоянно в фокусе нашего внимания. Донбасс — это Украина. Именно в таком ключе мы готовы освещать эту тему.

Насколько я знаю, USAID искало партнера для производства сериала о Донбассе и обращалось к вам с этим предложением. Но вы отказались. Почему?

— Нет, именно с сериалом о Донбассе они не обращались. У них действительно был интерес в том, чтобы показать жизнь Восточной Украины — то есть это был более широкий запрос. Мы с ними коммуницировали в конце прошлого года, но не смогли найти возможности для реализации той идеи, которую они нам предложили: не смогли адаптировать ее для эфира канала, зрителей. Поэтому пока что у нас не получилось результативного сотрудничества, но мы с USAID продолжаем переговоры. Как раз сейчас рассматриваем одну заявку, и я надеюсь, что в кратчайшее время мы, продакшен и USAID договоримся и зайдем в производство продукта.

Это очень интересно. Речь тоже о сериальном контенте?

— На этот раз нет.

О новостном?

— И не о новостном. (Смеется.). Потерпите чуть-чуть. Я сама очень заинтересована в том, чтобы это сотрудничество получилось.

Еще на тему контента о Донбассе: помните историю с сериалом «Не зарекайся», где были спорные герои? Вы получили предупреждение от Нацсовета, обратились в суд, суд отменил решение регулятора. Какие выводы вы для себя вынесли?

— Мы снимали сериал о человеческих судьбах на фоне актуальных событий, происходящих в стране. На это был запрос у аудитории. Но оказалось, что еще слишком свежи раны, и мы попросту не готовы к таким художественным произведениям, в которых звучат разные голоса. Вывод мы сделали простой: обсуждать, тестировать, проверять продукты на разных аудиториях. К примеру, первые серии нашего следующего актуального сериала «На линии жизни» мы предварительно показывали военным, участникам АТО. Слушали, получали обратную связь и двигались дальше.

Как продвигается ситуация с международными версиями вашего канала?

— На сегодняшний день они пока еще вещают в тестовом режиме. Я надеюсь, что в кратчайшие сроки они смогут перейти в формат вещания в рамках коммерческой деятельности.

То есть вы пока что продолжаете заключать контракты с дистрибьюторами? Я бы сказала, что вы очень основательно подходите к этой задаче.

— Это новая для нас задача. Поэтому мы тщательно анализировали, как правильно организовать эту деятельность не только с точки зрения коммерции, но и с точки зрения законодательных возможностей и ограничений. Этот проект рассчитан не на один год, и мы рассчитываем, что он перейдет в успешную с коммерческой точки зрения историю. Вложения минимальны, поскольку мы для этих каналов отбираем продукты, созданные для эфира канала «Украина». А возможности для продажи, я надеюсь, будут достаточно широкими.

Для чего ваша медиагруппа открыла представительство в Латвии?

— Мы ведем активную международную деятельность с точки зрения дистрибуции и контента. Один из наших основных интересов — это ЕС. Поэтому мы и открыли представительство в европейской стране.

Производство сериалов и их дистрибуция сейчас подчиняются вам?

— Все, что касается дистрибуции контента — каналов и продуктов, — осуществляется под эгидой медиагруппы.

Если же говорить о производстве, то смотря что вы имеете в виду. Есть внутреннее производство — к примеру, проект «Утро с Украиной». Это проект канала «Украина», он производится инхаус и, безусловно, подчиняется директору телеканала. А есть киносериальное производство. Его развитие, как и развитие международной дистрибуции контента — это стратегия медиагруппы. И медиагруппа в лице Евгения Лященко включена в процесс — равно как и канал как основной заказчик всех сериалов и сопродюсер сериального производства. Даже в титрах мы всегда указываем продюсерами Евгения Лященко, меня и Наталью Стрибук.

Состоится ли отключение аналога 1 сентября? У вас есть 100-процентная уверенность в этом?

— Я верю, что это событие произойдет 1 сентября, как ранее было заявлено. Причем заявлено на высочайших уровнях.

Есть ли сейчас какие-то подковерные интриги, подводные течения, которые стараются отсрочить эту дату?

— Да, у аналога есть серьезные лоббисты. И вся индустрия наблюдает этим летом, как сложно продвигается решение об отключении аналога и переходе на цифру. Парализованная работа Нацрады — один из элементов противостояния. Но, тем не менее, процесс запущен, и, по моему мнению, его уже не остановить. Даже те, кто внешне еще сопротивляется, внутри своих бизнес-структур принимают решения, которые готовят их к переходу, потому что тоже осознают неотвратимость процесса, а терять показатели не намерены.

Сколько вы выиграете от отключения аналога?

— Если говорить о технической стороне вопроса, то мы, конечно, рассчитываем на эффект для наших показателей. Потому что канал «Украина» получал частоты последним из топ-6 и радиочастотный ресурс нам достался по остаточному принципу. Наши технические возможности в аналоговом вещании были ограничены — и в 50 тыс.+, и особенно в 50 тыс.-. Если же говорить о поведении зрителей, то здесь предсказания очень условны, и должно пройти хотя бы полгода, чтобы смотрение стабилизировалось и устаканилась панель. После этого можно будет оценивать эффект для каждой группы и канала.

То есть месячного тестового периода недостаточно, чтобы это понять?

— Да, это однозначно. Мы же видим, насколько нестабильны сейчас показатели. В этом плане мой любимый слот — утренний, где показатели прыгают в 1,5–2 раза.

В начале года была информация о том, что у вас был или планировался судебный процесс с НСТУ по поводу вашего отказа от сублицензии на показ чемпионата мира по футболу в России. Был ли такой судебный процесс? Чем он закончился?

— Был и успешно разрешен. Надеюсь, обе стороны остались довольны решением. Да, чемпионат мира транслировался не на нашем канале.

Почему вы приняли такое решение?

— Мы же понимаем, что Российская Федерация — страна, где проводилось это мероприятие, — активно использовала его, в том числе и в собственных пропагандистских целях. Чемпионат мира приобретал не столько спортивный, сколько политический характер. Несмотря на то, что футбол для нашей медиагруппы — это один из якорей и ярчайших интересов, как мы могли показывать подобный продукт?

Вы уже упомянули запущенные телешоу «Свекровь или невестка», «Місія: краса». Будет ли у вас еще больше шоу или вы остановитесь на этих объемах?

— Мы купили формат Momsters, адаптируем его и планируем заходить в производство. У нас и эта амбиция есть — хотим зайти на территорию таких шоу, ищем, работаем. Мы понимаем, что эта история тоже очень дорогая. С одной стороны, подобные шоу сравнимы по стоимости с концертами, а с другой — это более длинная история, нет смысла снимать меньше десяти эпизодов. Такой продукт должен быть одним из ярких событий сезона. Поэтому мы очень осторожны. Пока ищем, изучаем, подбираем, но амбиция есть, и пусть не получилось в 2018 году, но в 2019-м, я надеюсь, мы уже сможем что-то показать.

Это, кстати, тоже интересный процесс. Вы — канал, исторически удачливый с сериалами — осваиваете территорию шоу. А СТБ — канал, исторически удачливый с шоу, — осваивает территорию сериалов.

— Мы не собираемся отказываться от сериалов как от опоры. Не собираемся менять программирование выходного дня, например. Просто мы понимаем, что на том этапе развития, на котором мы находимся, нам нужно заходить и на другие территории. Продуктовая корзина национального канала должна развиваться, дополняться, одни продукты — сменять другие. Вкусы зрителей и каналы-конкуренты не стоят на месте. Поэтому и мы развиваем не только характерные для нас продукты, но и заходим на новые территории. Сложно, страшно, затратно, но это жизнь. Как говорится, хочешь удержать позиции — надо бежать очень быстро.

Ранее вы сказали, что офлайновые концерты помогли вам расширить аудиторию. В прошлом году вы говорили, что эту задачу могут выполнить и юмористические программы. Мне кажется, вы не до конца довольны «Шоу братьев Шумахеров».

— У нас высокие ожидания по любому продукту. Есть же продукты, которые дают нам долю 20 %, поэтому мы хотим, чтобы все давало такую долю. «Шоу братьев Шумахеров» пока не дало фантастического прорыва, но оно стабильно. Мы продолжили сотрудничество на 2018 год. Осенью на телеканале «Украина» будут премьерные выпуски. Как раз прошли концерты, мы их записали, отдали в монтаж.

Но, конечно же, мы хотим развивать это направление более активно. В этом году мы привлекли нашего коллегу, гуру юмора Ивана Букреева, который построил на таких продуктах канал «НЛО TV». Совсем недавно мы попросили его помочь каналу «Украина» более активно и широко развить юмористическую линейку.

У Ивана сейчас много амбициозных задач. Кроме помощи вам по юмору, он должен заниматься развитием нового информационно-познавательного канала, который ваша группа пообещала явить миру уже в этом году.

— Если вы обратили внимание, на сегодняшний день «Индиго TV» уже входит в топ-15 по крайней мере по аудитории 18–54, 50 тыс.+. Просто мы не любим хвастаться раньше времени.

Планируете ли вы что-то специальное в информационном вещании к официальному старту избирательной кампании?

— Наверное, на этот вопрос мы сможем ответить ближе к началу официальной избирательной кампании.

Я помню длинную историю о том, как все телегруппы мечтали, чтобы ваша группа начала делиться хотя бы фрагментами футбольных матчей. И даже помню идею записать такое требование в законопроект об аудиовизуальных медиасервисах, подведя такую информацию под общественно значимую. И вдруг я узнаю, что, оказывается, вы тихо-мирно договорились с «1+1 медиа» и обмениваетесь какими-то фрагментами.

— На самом деле, это договоренность не сегодняшнего дня. И не только с «1+1 медиа». С ICTV мы тоже обмениваемся.

Мы — за цивилизованное развитие рынка и индустрии. Поэтому если есть взаимный интерес, в том числе в обмене информацией, мы точно не препятствуем. Да, есть ряд медиагрупп, с которыми мы точечно обмениваемся фрагментарными материалами. В случае с «1+1 медиа» — фрагментами Украинской премьер-лиги.

А в случае с ICTV?

— Я не помню, какие события мы точно даем. Потому что футбола у нас много. И вы заметьте, что мы не шумим об этом. Хотя могли бы.

Кажется, пришло время для группы вопросов, которую я иронично называю «Конкуренция и дружба», имея в виду какие-то пересечения конкурирующих телеканалов между собой. Первый вопрос из этой серии касается сериала «Женский доктор». Его первые сезоны выходили не у вас, а на «Интере». Почему это хорошо для вас, когда первые сезоны выходят на одном канале, а последующие — на другом? Почему вы купили этот продукт?

— Во-первых, это хорошая история. На «Интере» этот продукт выходил более трех лет назад. Тогда каналы, в том числе и «Украина», только начинали развивать активное собственное производство с украинскими продакшенами. Поэтому закупного контента в сетке было намного больше. Кстати, этот сериал мы купили и показали с первого сезона. Просто премьера первого сезона была не у нас, у нас состоялась премьера третьего. И, возможно, мы с коллегами продолжим производство этой франшизы. Потому что у меня этот сериал уже скорее ассоциируется с каналом «Украина», чем с кем-то еще.

Все были свидетелями истории, как Олег Винник поссорился с «1+1 медиа». Сейчас он часто появляется у вас: принимает участие в концерте, дает эксклюзивы в «Зірковий шлях». Делали ли вы что-то специально, чтобы его «схантить»?

— Конечно, делали. Мы стали самым популярным каналом страны. (Смеется.) Как бы кто ни относился к творчеству Винника — а мы к нему относимся с огромным уважением, — но это один из самых популярных исполнителей в нашей стране. И мы, конечно же, заинтересованы в сотрудничестве с ним. Я надеюсь, что и он заинтересован в сотрудничестве с нами как с первым каналом. Вот на почве этого стороны и нашли общий интерес.

Еще одно хорошее ваше приобретение — Лилия Ребрик, хотя там был не хантинг — проект Лилии на СТБ закрылся. Когда компания Kwendi анализировала, в связи с чем тот или иной телеканал упоминался в медиапространстве в первом полугодии 2018 года, то вашим номером один оказалась утренняя программа и Лилия Ребрик, с которой вы удачно отработали тему ее беременности.

— Да, мы очень рады этому сотрудничеству. Лилия — молодец, она очень поддержала нас в этом проекте. Была открыта к сотрудничеству, давала нам много информации, инфоповодов. И, родив, как всякая героическая украинская телевизионщица, вышла на работу буквально через две недели.

Я увидела в интернете и на наружных носителях вашу рекламную кампанию с сообщением о том, что «Украина» — канал №1. Вы впервые выходите публично с таким месседжем?

— С таким месседжем и настолько широко — работаем на все аудитории и зрительскую, и бизнесовую по всей Украине — впервые. То, что вы увидели — это часть масштабной кампании на 360°, призванной донести как до лояльных зрителей канала, так и до всех остальных, в том числе и бизнес-аудитории, что на сегодняшний день канал «Украина» — лидер национального смотрения. Кампания стартовала 1 августа. Мы задействуем в ней все площадки и носители: наружную рекламу, прессу, радио, интернет, телевидение.

Фото: Алексей Чумаченко

Назад к списку